Российский инвестор ГК «Титан» братьев Сутягинских продолжает борьбу за свою собственность на территории Казахстана

Просмотры: 774     Комментарии: 0
Российский инвестор ГК «Титан» братьев Сутягинских продолжает борьбу за свою собственность на территории Казахстана
Российский инвестор ГК «Титан» братьев Сутягинских продолжает борьбу за свою собственность на территории Казахстана

Если Россия является стратегическим партнером Казахстана, как о том заявил на днях президент Республики Касым-Жомарт Токаев, то логично было бы вернуть российскому инвестору ГК «Титан» братьев Сутягинских его активы, ранее ставшие объектом рейдерского захвата. Цена вопроса – примерно полмиллиарда долларов.

«Наша версия» давно следит за судьбой активов российского инвестора ГК «Титан» в Казахстане. Группу «Титан» можно назвать семейным бизнесом, поскольку ею владеют граждане России – братья Сутягинские. К слову сказать, эта группа компаний входит в число крупнейших налогоплательщиков Омской области.

Все три брата родом из Целиноградской области бывшей Казахской ССР. Поэтому ничего удивительного, что в 2005–2012 годах ГК «Титан» вложила более 3 млрд рублей в экономику Казахстана, построив на территории республики несколько суперсовременных и высокотехнологичных предприятий, оборудованных по последнему слову техники: завод по глубокой переработке зерна «Биохим», металлургический завод «Силициум Казахстан» и агрокомплекс «Баско». Эти проекты реализовывались в рамках государственно-частного партнерства, и усилия промышленников были оценены на высшем уровне: первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев лично вручил Александру Сутягинскому орден за заслуги перед Республикой. Однако в итоге вместо новых предприятий, генерирующих стабильную прибыль, ГК «Титан» получила атаку на свои активы, а Александр Сутягинский – явно сфабрикованное уголовное дело.

Наши казахские коллеги долгое время предпочитали обходить стороной историю рейдерского захвата предприятий, построенных в основном на деньги российского инвестора. Хотя сюжет у неё такой, что впору писать детектив на основе реальных событий. В республиканской прессе если и появлялись публикации на эту тему, то исключительно с обвинительными интонациями в адрес Александра Сутягинского, хотя в суде обвинение против него рассыпалось, как карточный домик. Судья апелляционной инстанции Кульпаш Утемисова постаралась добросовестно разобраться в перипетиях дела и, несмотря на явно оказанное на нее давление, нашла в себе смелость изменить обвинительный приговор, «проштампованный» судом первой инстанции – условное наказание вместо 12 лет лишения свободы.

Но теперь, похоже, в казахстанскую политику пришли новые люди, и настали новые времена, а в местной прессе – новые веяния, можно сказать даже – новая гласность. Появившуюся после долгого молчания публикацию можно расценить прямо-таки как прорыв информационной блокады. Казахстанское издание Total.kz рассказало о судебном разбирательстве вокруг агрокомплекса «Баско», который наряду с предприятиями «Биохим» и «Силициум Казахстан» стал объектом рейдерского захвата.

«Решение судьи специализированного межрайонного экономического суда Северо-Казахстанской области легализовало существование в области двух абсолютно идентичных объектов – «крупнейших в Центральной Азии» мясокомбинатов», – с нескрываемым удивлением сообщает издание.

При этом всё и все говорят, что речь идет об одном и том же объекте – начиная от местных жителей, СМИ и чиновников и заканчивая Google-картами. Однако судья Ассель Досымова почему-то приняла решение, что мясокомбинат, построенный и запущенный в эксплуатацию в 2010 году, и мясокомбинат, появившийся по бумагам в 2020 году – это два разных объекта. Получается, что по мнению судьи, банкротный управляющий Камал Гусейнов, требовавший признания недействительными договоров купли-продажи земли и возвращения мясокомбината в имущественную массу банкрота ТОО Univill (входит в группу компаний «Баско»), не смог предоставить достоверных, относимых и допустимых доказательств того, что ТОО Univill получило не пустые земли, а целый мясокомбинат, в том числе санитарно-убойный цех с административно-бытовым корпусом и лабораторией.

Фактически этот мясокомбинат начали строить в 2008 году в Тайыншинском районе Чермошнянского сельского округа, и в 2010 году он начал работать, встроившись в технологическую цепочку агропромышленного кластера «Баско»: зерно – комбикорм – животноводство – мясокомбинат – реализация мясной продукции. Однако в 2013 году у мясокомбината начались передряги, в ходе которых владение производством переходило от одной компании к другой и в итоге оказалось у ТОО «EMC Agro». А эта компания в 2020 году зарегистрировала завод как заново построенный и официально запустила его в эксплуатацию.

При этом документацию о постройке и регистрации предприятия новые владельцы якобы потеряли, а эксперты назначенной судом строительно-технической экспертизы так и не смогли попасть на производство, чтобы установить время фактического строительства объектов. Чудеса, да и только. Однако судья решила, что истец не смог должным образом доказать факт функционирования комбината с 2010 года, и даже то, что другого «крупнейшего в Центральной Азии» мясокомбината в этом районе нет, по ее мнению, вовсе не является общеизвестным фактом, не требующим доказывания, согласно ч. 1 ст. 76 ГПК РК. Вишенкой на торте стало решение судебной коллегии по гражданским делам Северо-Казахстанского областного суда РК, подтвердившей вердикт суда первой инстанции.

Ситуация получается из разряда «не верь глазам своим»: в реальности мясокомбинат один, а в суде их два. Но, пожалуй, стоит предположить, что жители города Тайынша обязательно знали бы о двух мясокомбинатах, которые работали у них в районе. Да и сама Ассель Амангельдиновна – совсем не чужой человек в области. Она родилась в селе Сергеевка, что в 229 километрах от Тайынши. Училась и работает сейчас в Петропавловске – 153 километра по трассе от Тайынши. Весь ее карьерный путь связан исключительно с Северо-Казахстанской областью. И если сама Ассель Амангельдиновна вдруг и не слышала о мясокомбинате, построенном в 2010 году, то, возможно о нем слышал кто-то из ее троих детей. Или родственников. Хотя есть и другое предположение: судья Ассель Досымова помнит, чем для ее коллеги Кульпаш Утемисовой обернулось изменение приговора Александру Сутягинскому. Или Досымовой «ненавязчиво» напомнили о том, что Утемисова затем сама стала объектом уголовного преследования и получила 4,5 года тюрьмы. И, скорей всего, ей не захотелось повторять такой кейс – трое детей все-таки.

Стоит также упомянуть, что официальные лица в Казахстане в течение долгого времени предпочитают вообще не упоминать об этой истории, а ее освещение в прессе больше напоминает организованный «залп фейкометов». Дескать, братья Сутягинские сами виноваты в том, что потеряли бизнес, поскольку не смогли грамотно распорядиться своими деньгами и возможностями, вот предприятия и пришли в упадок. Еще одна «популярная» тема – приписать им всевозможные злодеяния криминального характера. В общем, «не всё так однозначно», как говорится.

А между тем российская редакция журнала Forbes, отличающаяся скрупулезностью фактчекинга, еще в 2020 году провела собственное журналистское расследование и оценила ситуацию вокруг казахстанских активов ГК «Титан» вполне однозначно: предприятия Сутягинских, доказавшие свою эффективность, поглотили на основании сфабрикованных документов. Следует отметить, что эта публикация вызвала немалое раздражение у казахстанских заказчиков и идеологов произведенного рейдерского захвата.

Нужно иметь в виду, что эта удивительная история – лишь часть другой, еще более захватывающей эпопеи, длящейся уже более десяти лет. Напомним пунктирно эту уголовно-геополитическую сагу.

Началось все в 2012 году с попытки захвата принадлежавшего Александру Сутягинскому сельхозхолдинга «Баско» рейдером Михаилом Гаркушкиным со товарищи (Владимир Третьяков и Андрей Белоконь) и так называемыми «махновцами» во главе с Шамилем Махмахановым. Завладение этим предприятием открывало путь к захвату еще более «вкусных» казахстанских объектов братьев Сутягинских – «Биохим» и «Силициум Казахстан». Эту попытку сорвал сам Александр Сутягинский, случайно узнавший о судебном заседании, которое должно было узаконить переход собственности, и неожиданно для захватчиков появившийся в зале суда. После того как он заявил, что никаких подобных заявлений не подавал и не подписывал, суд отказался рассматривать документы. Зато, похоже, что Гаркушкин не отказался от идеи «оттяпать» чужое имущество, и позже ему удалось добиться того, что в 2013 году Сутягинский был осужден с конфискацией имущества в пользу государства. Для этого было организовано липовое покушение на «делового партнера» Гаркушкина, в котором и обвинили предпринимателя.

А в 2016 году частный судебный исполнитель города Алматы Нурлан Кенжебаев заключил очень-очень выгодную сделку. Он продал конфискованную в пользу государства 50%-ю долю «Баско» не абы кому, а именно Михаилу Гаркушкину. Сумма этой «сделки века» составила 1 тенге (нет, мы не ошиблись, ровно один тенге). Для понимания: по состоянию на 2012 год ТОО «Баско» прямо или косвенно владело имуществом не менее чем на 300 миллионов долларов.

Что касается завода «Силициум Казахстан», то он с момента своего запуска в 2010 году производил самый чистый в мире металлургический кремний, и его продукцию в течение как минимум десяти лет готов был покупать концерн «ТиссенКрупп» – немецкий металлургический гигант, участвовавший в этом бизнесе с долей 16%. Однако после рейдерского захвата предприятия это партнерство объявили «нежелательным», и поставки продукции были переориентированы на США, хотя о том качестве и количестве, как это было при настоящих хозяевах завода Сутягинских, речи уже не идет. Но с 2020 года завод и вовсе простаивает. США ввели настолько высокие ввозные пошлины, что производство стало нерентабельным. С началом СВО в Штатах возобладала концепция «разъединения» экономик Центральной Азии и России. Ее суть состоит в том, что экономики региона не должны пострадать от санкций против России. Казалось бы, вот он хороший повод умаслить казахстанский бизнес – возобновить, например, покупку кремния. Но США не торопятся это делать – того качества продукции, что было при промышленниках Сутягинских все равно нет.

А завод «Биохим», занимавшийся глубокой переработкой зерновых, поставлял на рынок целую линейку продукции устойчивого спроса: сырье для биотоплива, крахмал, глютен, компоненты для кормов, витаминные добавки для животноводства. Причем стоимость получаемых на выходе продуктов превышала цену самого зерна примерно в восемь раз. Но после рейдерского захвата успешное, прибыльное и единственное в своей сфере предприятие на территории СНГ было остановлено и разорено: с завода вынесли всё, включая силовые кабели.

Вдобавок ко всему в 2012 году банки-кредиторы, как по команде, потребовали досрочного погашения кредитов, выданных до 2017 года. А кремниевому заводу взвинтили тарифы на электроэнергию и воду, вследствие чего его рентабельность просто рухнула. То есть, судя по всему, это был не просто рейдерский захват, а целая системная кампания по выдавливанию крупного российского инвестора с казахстанского рынка. В чьих интересах это происходило? Явно не Казахстана и уж тем более не России. Стоит вспомнить, куда сначала пошла продукция «Силициум Казахстан».

Кстати, эпопея братьев Сутягинских – не единственный прецедент, произошедший с российскими предпринимателями, которые рискнули связаться с казахстанскими бизнес-партнерами. В 2017 году, после смерти основателя и гендиректора АО «ИВС», академика Алексея Зимина его дочернюю компанию НПО «РИВС» попыталась «заполучить» корпорация «Казахмыс». Кстати в этой истории вновь не обошлось без уже упомянутого «махновца» Шамиля Махмаханова.

Но поскольку это дело рассматривалось в петербургском суде, в данном случае удалось, хоть и частично, отстоять справедливость. А вот в кейсе братьев Сутягинских, увы, вероятность торжества закона существенно ниже, поскольку дело отдано в руки казахстанской фемиде, в беспристрастии которой до сих пор есть большие сомнения.

Но времена меняются, и появляются новые надежды. Буквально на днях президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев подтвердил «принципиальную позицию Казахстана относительно дальнейшего укрепления многостороннего сотрудничества с Россией в формате долгосрочного и устойчивого стратегического партнерства».

«Уверен, такая позиция в полной мере соответствует интересам нашего народа», – подчеркнул Токаев.

Что ж, времена «дружбы народов» давно миновали. Ушли (или все еще уходят?) в политическое небытие и чиновники старой когорты, предпочитавшие применять в работе методы из «лихих 90-х». Теперь, когда речь заходит о национальных интересах, во главе угла должен стоять здоровый прагматизм. И здесь стоит обратить внимание, что в России почему-то и государство, и банки доверяют тому, кого в казахстанской прессе до недавних пор называли «некомпетентным руководителем» и в течение многих лет пытались очернить.

Например, в самом конце 2022 года президент России Владимир Путин в режиме видеоконференции принял участие в церемонии запуска производства на заводе «Титан-Полимер». Предприятие на церемонии представлял Михаил Сутягинский.

А буквально на днях вице-премьер, глава Минпромторга РФ Денис Мантуров прибыл с рабочим визитом в Омск, где вместе с председателем совета директоров ГК «Титан» Михаилом Сутягинским дал торжественный старт модернизированному производству на заводе «Омский каучук» (входит в ГК «Титан»). Это ли не признание профессионализма и эффективности промышленников Сутягинских?

А в Казахстане ГК «Титан» продолжает бороться за свою собственность. Но мы верим словам Касым-Жомарта Токаева о «стратегическом партнерстве» (ведь президенту соседней страны вроде как полагается верить!) и надеемся, что вслед за этими словами в Республику придут и цивилизованные методы ведения бизнеса. С учетом национальных интересов и России, и Казахстана.

compromat.ws

Мария Соколовская
Распечатать  

Комментарии:

comments powered by Disqus
Все статьи