«Империя Ткачева»: от Кубани до Камчатки?

Просмотры: 875     Комментарии: 0
«Империя Ткачева»: от Кубани до Камчатки?
«Империя Ткачева»: от Кубани до Камчатки?

Новый владелец Петропавловской судоверфи может представлять интересы семейства экс-главы Минсельхоза?

Длительное судебное противостояние бизнесменов Павла Руденко и Николая Куйбиды, связанное с принадлежностью Петропавловской судоверфи, окончилось подписанием мирового соглашения и последующей продажей актива новому владельцу. Юридическое лицо верфи АО «Комкон» перешло под контроль Дмитрия Белендрясова, считающегося человеком, близким к семейству бывшего краснодарского губернатора и экс-министра сельского хозяйства Александра Ткачева. Ранее Белендрясов являлся совладельцем винодельческой компании «Шато Де Талю», на сегодняшний день принадлежащей супруге экс-чиновника Ольге Ткачевой.

Кроме того, его интересы в судах представляет новый управляющий «Комкона» Сергей Шевцов – бывший руководитель зарегистрированного в Краснодарском крае ООО «Панорама-Парк», через которое прослеживаются связи с Дмитрием Баталовым – братом зятя Ткачева Романа Баталова, считающегося одним из бенефициаров компании «Юг-Бизнеспартнер», действующей в интересах семейства бывшего министра.

В рамках достигнутых договоренностей, Белендрясов имеет право последующей передачи акций «Комкона» третьему лицу, каковым может стать как сам Ткачев, так и его зять Баталов. Момент для смены владельца судоверфи выбран весьма удачный: у предприятия накопились миллиардные долги, в арбитраж неоднократно поступали иски о его банкротстве, а бывший гендиректор Андрей Обедин стал фигурантом уголовного дела об особо крупном мошенничестве и превышении полномочий.

Ему инкриминируется заключение заведомо невыгодных договоров займа под завышенные проценты. В 2018 году именно Обедин уговорил Николая Куйбиду выкупить «Комкон» у Павла Руденко для получения возможности участия в торгах на приобретение Петропавловской судоверфи. Вот только спустя два года выяснилось, что Обедин перевел на одну из своих фирм активы «Комкона» в общей сложности на 800 млн рублей, а вскоре Руденко инициировал судебный процесс по возвращению ему акций компании, стоимость которых на тот момент выросла в 1400 раз.

Петропавловская судоверфь перешла в новые руки

Похоже, в истории с противостоянием вокруг камчатской Петропавловской судоверфи (ПСРВ) вскоре может быть поставлена точка: сошедшиеся в корпоративном противостоянии Павел Руденко и Николай Куйбида смогли договориться о передаче акций АО «Комкон» новому владельцу. В начале марта таковым стал бизнесмен Дмитрий Белендрясов, имеющий отношение к целому ряду краснодарских коммерческих структур и считающийся человеком из близкого окружения бывшего кубанского губернатора и экс-министра сельского хозяйства Александра Ткачева.

На фигуре Белендрясова мы остановимся ниже, а пока напомним о связанном с судоверфью конфликте. Еще в 2014 году предприятие было признано банкротом, но в 2018-м его активы на аукционе за 470 млн рублей выкупил камчатский бизнесмен Николай Куйбида, специально для участия в торгах купивший компанию «Комкон». Как писало издание «Наша Версия», новый собственник инвестировал в ПСРВ порядка 1 млрд рублей, начав работы по очистке акватории и восстановлению инфраструктуры объекта, имевшего стратегическое значение.

Для операционного руководства ПСРВ Куйбида пригласил Андрея Обедина – владельца одного из камчатских рыбоперерабатывающих заводов «Сокра». Этот момент стал завязкой криминальной истории, расследованием которой сегодня занимаются силовики. Якобы именно Обедин убедил Куйбиду выкупить «Комкон» у своего старого знакомого и делового партнера Павла Руденко.

«Компания «Комкон» существовала только в учредительных документах, которые я покупал – в Уставе, акциях, которые, по сути, ничего не стоили. Но там был электронный ключ для участия в торгах. А время поджимало, я знал, что должны пройти торги по отчуждению имущества СРВ. И мне срочно нужна была компания с электронными ключами для участия в этих торгах. Я ее купил за 500 тысяч рублей. Хотя тогда она стоила гораздо дешевле. Предложил ее купить Обедин. В данном случае покупка была без имущества, поэтому никто не подозревал подвоха», – так позже описывал ситуацию Куйбида.

Гендиректором «Комкона» стал Обедин, ему же были переданы на хранение документы по сделке. Кроме того, подконтрольные бизнесмену ООО «ДВ Рыбка» и ООО «РПЗ «Сокра» предоставили компании заем в размере 170 млн рублей, необходимых для покупки имущества и развития судоверфи. Но в 2020 году Куйбида выяснил, что якобы с целью обеспечения кредитов Обедин перевел на «ДВ Рыбка» ценное недвижимое имущество ПСРВ – 28 земельных участков, 24 здания и 11 причалов общей рыночной стоимостью порядка 800 млн рублей.

Куйбида – в судах, Обедин – под арестом

«Наша Версия» обращала внимание на рекордно сжатые сроки, в которые Управление Росреестра по Камчатскому краю произвело перерегистрацию недвижимости «Комкона»: это было сделано всего за два дня. А спустя полтора месяца бывшие объекты инфраструктуры судоверфи «разошлись по карманам мелких фирм и ИП», причем один из причалов оказался в собственности у местного чиновника Росреестра.

От должности гендиректора Обедина, конечно же, отстранили; Куйбида обратился в полицию с заявлением о превышении бывшим компаньоном должностных полномочий. Но это было только начало. Спустя два года после сделки иск в арбитраж направил бывший владелец «Комкона» Павел Руденко, заявивший, что не получил причитавшихся ему 500 тыс. рублей и потребовавший вернуть ему акции, стоимость которых на тот момент выросла в 1400 раз – до 700 миллионов.

Со стороны произошедшее напоминало банальный рейдерский захват. Справедливости ради приведем точку зрения противоположной стороны. Как рассказывала изданию «NewsTracker» Анастасия Обедина (супруга Андрея Обедина), в 2018 году ее муж и Руденко решили восстановить работу камчатской Петропавловской судоверфи, выиграли торги и только после этого, начав поиск инвесторов, вышли на Куйбиду. Что касается «Комкона», то, по словам Обединой, к моменту сделки ряд объектов ПСРВ уже находились в собственности компании.

Бизнес компаньоны якобы изначально договорились разделить поровну – по 33% каждому; финансы на его развитие привлекали в равных долях. Вот только почему «Комкон» был переоформлен на Куйбиду как единственного учредителя? Внятного ответа на этот вопрос не прозвучало. Инициированные Руденко судебные разбирательства проходили с переменным для него успехом: в июне 2021 года Арбитражный суд Камчатского края своим решением вернул ему акции «Комкона», но затем последовали заседания в апелляционной и кассационной инстанциях.

Что касается Андрея Обедина, то сначала он стал фигурантом уголовного дела о злоупотреблении полномочиями, повлекшем тяжкие последствия: ему инкриминировалось заключение без ведома Куйбиды и в ущерб «Комкону» заведомо невыгодных договоров займа более чем на 100 млн рублей под завышенные проценты и несоразмерными штрафами в случае несвоевременного возврата долга. В сентябре 2022 года бизнесмен был арестован в Москве по обвинению уже не только в злоупотреблении, но и в особо крупном мошенничестве.

Кстати, фигурантами того же дела стали его супруга Анастасия и деловой партнер Павел Руденко. Согласно информации на сайте Савеловского суда Москвы, Руденко в октябре прошлого года взяли под стражу, в отношении Анастасии Обединой избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

В игру вступает Дмитрий Белендрясов

Примечательно, что когда чаша весов Фемиды начала склоняться не в пользу Николая Куйбиды, он решил играть по сценарию «так не доставайся же ты никому» и… инициировал банкротство «Комкона». С соответствующим заявлением в Арбитражный суд Камчатского края обратилось принадлежащее ему ООО «Пымта», ссылаясь на ранее вынесенное решение о взыскании задолженности в размере 136,1 млн рублей, предоставленных «Комкону» по договору займа. В феврале 2022 года арбитраж отказал в удовлетворении иска и прекратил производство по делу в связи с погашением долговых обязательств. Но и после этого «Пымта» продолжила через суд взыскивать с «Комкона» многомиллионные долги, в том числе, по договорам займа.

Попытки обанкротить злополучное предприятие продолжаются. В частности, признания его несостоятельным добивается столичное ООО «Икра», принадлежащее Александру Борисику, которого «Forbes» в одной из публикаций называет «икорным королем» и «сахалинским предпринимателем, ведущим успешный бизнес в Москве». По информации издания, отец «икорного магната» Павел Борисик долгое время работал в Южно-Сахалинском УВД, в конце 90-х ушел в бизнес, а весной 2001 года был убит вместе со своим компаньоном Рашитом Латыповым.

Разбирательства по иску «Икры» к «Комкону» в Арбитражном суде Камчатского края продолжаются, заседания периодически переносятся. Однако в неизбежном банкротстве ответчика возникают сомнения, связанные, в том числе, с недавней сменой собственника, о которой упоминалось выше. Этому предшествовало немаловажное событие: в минувшем феврале длительное противостояние между давними оппонентами Руденко и Куйбидой закончилось подписанием мирового соглашения, его утверждением судом и прекращением производства по делу.

Это стало своеобразным прологом к сделке с Дмитрием Белендрясовым. Последний, кстати, выступал в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, в разбирательствах, связанных с акциями: он ходатайствовал об отмене обеспечительных мер в виде ареста ценных бумаг и запрета Куйбиде или его представителям совершать с ними сделки. В итоге арест был отменен, а «Комкон» перешел к новому владельцу.

«Третье лицо» из семейства экс-министра Ткачева?

В том, что Белендрясов является самостоятельной фигурой, возникают большие сомнения. Более того, из текста мирового соглашения следует, что новый собственник получил право передачи акций третьему лицу с согласия Куйбиды, пообещав выплатить тому пресловутые 500 тыс. и погасить долги предприятия, превышающие 1 млрд рублей путем внесения вклада в имущество «Комкона» в течение месяца с момента перехода права собственности на ценные бумаги.

Кто же может скрываться под формулировкой «третье лицо»? Повторимся: Белендрясов связан с экс-главой федерального Минсельхоза и бывшим кубанским губернатором Александром Ткачевым. Известно, в частности, что до октября 2018 года он был совладельцем зарегистрированной в Геленджике винодельческой компании «Шато Де Талю», на сегодняшний день принадлежащей Ольге Ткачевой – супруге бывшего чиновника.

Собственником «Шато Де Талю» Ткачева стала в октябре 2018-го, сразу после выхода из числа учредителей Белендрясова. Тем не менее, бизнесмен являлся таковым одновременно с ООО «РСХБ-Финанс» – структурой Россельхозбанка, наблюдательный совет которого до сентября 2017 года возглавлял Ткачев. Руководил компанией Андрей Скок– еще один бизнесмен из близкого окружения экс-министра. Скок является основным владельцем краснодарского ООО «Юг-Бизнеспартнер» – коммерческой структуры, о которой СМИ неоднократно писали, как о связанной с семейством Ткачева и действующей в его интересах.

Ранее «Юг-Бизнеспартнеру» принадлежали ООО «Агрокомплекс Павловский» и АО «Крымский зерновой комплекс», затем перешедшие под контроль АО Фирма «Агрокомплекс им. Н.И. Ткачева». В декабре 2020 года «Юг-Бизнеспартнер» за 539 млн рублей выкупил у Росимущества Племенной форелеводческий завод «Адлер»: «Коммерсант» прямо называл нового собственника «фирмой семьи Ткачева».

«Forbes» пишет о «Юг-Бизнеспартнере» как о компании, аффилированной с зятем экс-министра Романом Баталовым, владельцем «Mantera Group», контролирующей, в частности, курорт «Красная поляна» с расположенной здесь игорной зоной, известной как «русский Лас-Вегас». «Юг-Бизнеспартнеру» принадлежит ООО «Мантера», в свою очередь связанное с Управляющей Компанией «Терра Эссет Менеджмент», единственным владельцем которой является Баталов.

Интересы Ткачева и Баталова в истории с Петропавловской судоверфью может представлять еще один человек – Сергей Шевцов, в феврале ставший управляющим «Комкона», имеющий адвокатский статус и представляющий в судах интересы Белендрясова. Ранее Шевцов руководил зарегистрированной в Краснодарском крае компанией «Панорама-Парк», специализирующейся на деятельности ресторанов и «прописанной» по одномуадресу с работающей в той же сфере фирмой«Александрия».

Единственный учредитель «Александрии» Дмитрий Баталов с большой долей вероятности приходится родным братом Роману Баталову и ведет с ним совместный бизнес – им принадлежит занимающееся венчурным инвестированием ООО «Брамос Капитал».

При желании можно проследить и другие связи Белендрясова и Шевцова с влиятельным семейством, но даже описанного выше достаточно для того, чтобы понять: если Ткачев решил расширить бизнес за счет камчатской судоверфи, то к процессу «поглощения» он подготовился основательно. Заодно бывший чиновник выбрал удобное время: супруги Обедины находятся под следствием, а погрязшие в судах Руденко и Куйбида, похоже, оказались только рады продать актив с миллиардным долгом. Когда же судебные страсти улягутся, наступит время передачи «Комкона» под контроль «третьего лица», до поры до времени предпочитающего держаться в тени.

compromat.group

Семен Головецкий
Распечатать  

Комментарии:

comments powered by Disqus
Все статьи