Санкции не приговор, или как олигарх Дмитрий Мазепин присваивает сотни миллиардов и успевает вести торговлю с Украиной

Просмотры: 480     Комментарии: 0
Санкции не приговор, или как олигарх Дмитрий Мазепин присваивает сотни миллиардов и успевает вести торговлю с Украиной
Санкции не приговор, или как олигарх Дмитрий Мазепин присваивает сотни миллиардов и успевает вести торговлю с Украиной

Как сообщается, «Уралкалий», принадлежащий Дмитрию Мазепину, получил третий по счету Специальный инвестиционный контракт с государством на производство хлористого калия. Только сумма инвестиций оценивается в 8,3 миллиарда рублей, всего же контракт должен принести 195 миллиардов.

Экономисты отмечают, что странность заключения этого контракта (СПИК) в том, что предыдущих два Мазепин не выполнил и отказался от них по собственной инициативе. Речь шла о СПИКе на строительство Половодовского калийного комбината, который предполагал инвестиции в 117,8 миллиарда рублей и о СПИКе на новый рудник «Соликамск-2», ценой в 36,8 миллиарда.

Главная выгода для Мазепина от Специальных инвестиционных контрактов заключается в том, что предприятия, получившие СПИК, получают и целый ряд льгот, в том числе и налоговых. В частности, нулевую ставку на прибыль и на налог на имущество. Всем этим Мазепин пользовался, но контракты отменил. Причем оба были заключены в 2019 году, а запустить производства «Уралкалий» по обеим контрактам должен был в 2024-м. Но контракты были разорваны по инициативе Мазепина в конце 2023 года. Сколько он таким образом сэкономил на налогах – можно только догадываться, но речь идет о миллиардах.

 qzzidhidikdncr

И вот – третий Специальный инвестиционный контракт. Что вызвало недоумение у всех, кто хоть немного разбирается в механизме их заключения – все прекрасно понимают, что Дмитрий Мазепин использует преференции, которые дает ему СПИК, по максимуму, и откажется от его выполнения за несколько месяцев до намеченного срока.

Вопрос даже не в деньгах – вопрос в том, почему столь одиозному олигарху сходят с рук откровенные обманные действия в отношении государства. И суть не в том, что у Дмитрия Мазепина за плечами несколько рейдерских захватов – чего стоит хотя бы история с приватизацией Кирово-Чепецкого химического комбината (КЧХК), которая поставила Кирово-Чепец на грань бунта. Тогда, в 2005-м, Дмитрий Мазепин вступил в конфликт с «Газпромом» за контроль над этим предприятием и повел дело так, что без зарплаты оказались более пяти тысяч работников КЧХК, которые вышли на улицы города. Мазепин обвинил «Газпром» в газовой блокаде комбината, из-за чего якобы был вынужден остановить комбинат. КЧХК являлся градообразующим предприятием, потому последовал вполне прогнозированный голодный бунт, что дало возможность Мазепину давить на «Газпром» и купить госпакет КЧХК всего за 101,5 миллиона долларов.

Как ни странно, если для Мазепина эти действия и имели последствия, то только положительные – буквально через год он стал фигурантом списка «Форбс», постепенно подымаясь в рейтинге самых богатых россиян все выше и выше. Последовали даже государственные награды из рук президента, что вызывало все больше вопросов.

Особенно на фоне действий Мазепина, которые диссонировали с действиями других придворных олигархов, постоянно демонстрирующих преданность режиму. Так, в 2020 году, после выборов президента Белоруссии, которые вызвали массовые протесты, Мазепин предложил создать Комитет национального спасения и стал активно забирать в Россию студентов из Минска, которых там отчисляли из ВУЗов за участие в протестах. Более того, один из белорусских оппозиционеров проговорился, что именно Мазепин стоит за ТГ-каналом Nexta, который очень не любят белорусские власти.

Но для бизнеса «Уралкалия» в Белоруссии это не имело никаких последствий – торговая война, которую попытался затеять «Беларуськалий» с Мазепиным, была последним в итоге выиграна, а Александр Лукашенко, который контролирует «Беларуськалий», почему-то не предпринял никаких действий.

В России тем временем у Мазепина дела шли все лучше. Особенно успешным для него стали 2022 и 2023 годы, поскольку в продукции «Уралхима», который тоже принадлежит Мазепину, остро нуждается российская оборонка. Счет денег тут тоже идет на десятки миллиардов рублей. Пермский пороховой завод купил у «Уралхима» продукции на 39 585 012 рублей; Соликамский завод – на 58 472 541 рублей; Бийский олеумный завод — 338 733 902 рублей; Завод имени Я.М.Свердлова — 144 533 820 рублей; Брянский химический завод им. 50-летия СССР — 27 695 087 рублей; Чебоксарское производственное объединение им. Чапаева — 4 000 200 рублей; Производственное объединение «Маяк» — 73 536 634 рублей; Казанский государственный казенный пороховой завод — 111 231 920 рублей; Калиновский химический завод — 77 678 870 рублей; Научно-исследовательский институт полимерных материалов — 8 283 600 рублей; Производственное Объединение «Завод Имени Серго» — 1 314 248 рублей; Уральский научно-исследовательский химический институт с опытным заводом — 2 177 820 рублей; Самарский завод «Коммунар», ФКП — 6 005 728 рублей; Тамбовский пороховой завод — 127 680 720 рублей.

Но, поставляя необходимые компоненты для российской оборонной промышленности, причем в огромных масштабах, Дмитрий Мазепин в то же самое время поставляет такую же продукцию и для Украины. Как сообщали украинские СМИ, в феврале 2023 года (ровно через год после начала так называемой «СВО») украинские власти арестовали произведенные компаниями Мазепина химикаты, обнаруженные в железнодорожных вагонах на территории порта в Николаеве.

Что было потом с этими химикатами – неизвестно. Скандал как-то подозрительно быстро затих. Видимо, арестовали вагоны по инициативе какого-то ретивого исполнителя, который был не в курсе того факта, что для производства оружия Украине тоже требуются такие же химические компоненты, как и России. И каковых в Украине нет.

Возможно, это конспирологическая версия, но дальше было еще одно совпадение – с сына олигарха, Никиты Мазепина, суд Евросоюза внезапно снял санкции, под которые тот попал вместе с отцом еще в начале 2022 года, и безуспешно пытался отменить их, мыкаясь в коридорах Европейского правосудия. Решение о снятии санкций было беспрецедентным – до сих пор ни один россиянин, попавший в санкционные списки в связи с российско-украинской войной, оттуда не возвращался. Но для Мазепина почему-то сделали исключение.

А в России тем временем Дмитрий Мазепин, кроме денег, зарабатывал государственные награды. Что тоже весьма странно на фоне скандалов с химикатами, обнаруженными в Украине и с исключением сына из санкционных списков. И параллельно заключал Специальные инвестиционные контракты с государством, которые приносили Мазепину очередные миллиарды, сэкономленные на налогах.

Одновременно с этим Дмитрию Мазепину позволяют «украсть» со стоянки на острове Сардиния две яхты, арестованные итальянскими властями. Вилла, оставшаяся на этом острове, угнана быть не могла, но итальянские власти почему-то ее не конфисковали, хотя и заявляли об этом после «угона» обеих яхт.

И таких совпадений в жизнедеятельности Дмитрия Мазепина – масса. С одной стороны, он постоянно попадает в какие-то странные истории то с белорусской оппозицией, то конфликтует с «Газпромом», то его ловят на поставках химических компонентов для Украины. С другой стороны, он получает от России награды и супервыгодные контракты. В то же самое время возникает стойкое ощущение, что западные санкции в отношении Дмитрия Мазепина – скорее формальность, сделанная по необходимости.

Ответа на вполне логичный вопрос – почему все происходит именно так? – нет. Возможную подсказку дают два факта – свои боевые награды Мазепин получил во время службы в КГБ СССР в качестве «военного переводчика». После этой службы подался в бизнес, и его взлет в списки «Форбс» совпадает со взлетом чекистов, активно инфильтровавшихся во власть и бизнес. Второй факт – Мазепина называли среди ключевых «кошельков» Александра Лукашенко. Потому, кстати, и не было последствий со стороны «Бацьки» на показную фронду Мазепина. Хотя последний, конечно, связь с белорусским руководителем отрицает.

Но, если связать эти факты воедино, то напрашивается вывод – Дмитрий Мазепин является «кошельком» кого-то из высших российских лидеров. И потому ему прощают и торговлю с Украиной, и «кидалово» государства российского на сотни миллиардов рублей, как было со СПИКами. Но тогда возникают два вопроса – чей «кошелек» Дмитрий Мазепин и почему западные санкции в отношении него столь формальны?

Юрий Лобачев
Распечатать  

Комментарии:

comments powered by Disqus
Все статьи