Степаныч, и этим все сказано

Просмотры: 732     Комментарии: 0
Степаныч, и этим все сказано
Степаныч, и этим все сказано

С расстрелом криминального лидера Гавриленкова закончилась история одной из самых значительных ОПГ 90-х.

30 июня 1995 года в Петербурге из двух автоматов был расстрелян Николай Гавриленков, которого в криминальных кругах называли Степаныч.

Это событие стало началом окончательного разгрома Великолукской ОПГ, в конце 80-х — начале 90-х занимавшей лидирующее положение среди бандитских группировок северо-западного региона России.

Около 11 часов дня 30 июня 1995 года к дому 189 на Московском проспекте в Петербурге подъехала темно-синяя «БМВ». припарковалась у такого же темно-синего «Мерседеса». Из «БМВ» вышел крепкий парень в пиджаке, скрывавшем наплечную кобуру. Он остановился у подъезда и закурил. В это время из соседнего переулка вырулил мотоцикл. Не выключая мотора, он остановился метрах в тридцати, за кустами сирени.

Через пару минут из подъезда дома вышли двое. Один направился к «Мерседесу», а второй подошел к курившему «братку». Когда они встали рядом, немногочисленные прохожие могли бы с уверенностью сказать, что это были братья: сходство бросалось в глаза. Братья обнялись, старший тоже достал сигарету и прикурил от зажигалки младшего. В этот момент мотоцикл рванул с места. Раздались автоматные очереди. Старший среагировал первым, оттолкнув младшего в сторону. Увидев, что одна из пуль попала в голову, мотоциклисты (их было двое) бросили автоматы и умчались. Младший метнулся к брошенному оружию, схватил автомат и выпустил длинную очередь вслед мотоциклу. Кого-то из киллеров он задел: милиция позже обнаружит следы крови по ходу движения мотоцикла.

Разрядив автомат, вернулся к лежащему в крови брату. И понял, что скорую вызывать бесполезно. Так погиб Николай Гавриленков, которого в криминальных кругах называли исключительно по отчеству — Степаныч.

Начало криминального пути

Николай Гавриленков родился 17 июня 1949 года в Великих Луках Псковской области. Через три года родился его брат Виктор, а еще через пару лет умер их отец. Заботы о сыновьях легли на плечи матери, работавшей на хлебо-булочной фабрике. Несмотря на то, что хлеба в доме всегда хватало (сотрудники фабрики могли купить в фабричном магазине продукцию по цене ниже магазинной), жили все равно бедно. Братья часто носили одежду не по размеру — мать старалась покупать рубашки и брюки «на вырост», — что становилось постоянным поводом для насмешек. Сперва в секцию бокса записался старший брат, а потом туда же пришел и младший. В спортивном зале они проводили все свободное время, и вскоре эти занятия дали результат: цепляться к братьям перестали, они научились давать отпор. Наибольших успехов достиг старший, Николай. Уже к 17 годам он стал мастером спорта и завоевал 3-е место на чемпионате РСФСР среди юниоров. И, несмотря на не очень хорошие оценки в школе, сумел поступить на заочный факультет великолукского филиала Института физической культуры.

 rriqudirriezncr

ОПГ «Великолукские»: Виктор Гавриленков (слева) и Николай Гавриленков (крайний справа).
 
Но это случилось лишь в 1972 году, после того как Николай отслужил в армии, вернулся домой и устроился продавцом пива на «развозке». В советские времена в городах СССР можно было часто увидеть 200-литровые бочки с надписью «Квас» и «Пиво». И если квас продавали в основном женщины, то на пиво старались набирать крепких парней, которые могли обуздать нетрезвую публику.
 

— В 90-м году Степаныч как-то подпил и рассказал, как оказался в колонии, — рассказал «Новой-Европа» бывший член Великолукской ОПГ Юрий Н. — Он говорил, что в 1975-м у него появился постоянный клиент, который брал у него 30–40 литров пива по пятницам (заливал его в канистры), чтобы отвезти в дачный поселок и там продать раза в три дороже. Степанычу он тоже приплачивал. Но однажды клиент тот приходит и говорит, мол, дай пива в долг, деньги на машину потратил, продам — верну. Степаныч ему и поверил. А тот взял 40 литров, тогда это стоило около 25 рублей, и про долг забыл. Деньги небольшие, но прощать такое было нельзя. Вот с того забывшего барыги и сняли деньги, да еще и со штрафом. А тот возьми да накатай заяву в ментовку. В общем, повесили на Степаныча разбой и дали четыре года строгого.

Срок Гавриленков отбывал в одной из северных колоний, где познакомился и свел дружбу с воровским сообществом. После отсидки решил не возвращаться домой, а осесть в Ленинграде. Новые знакомые помогли устроиться на работу. Сперва работал вышибалой, потом барменом и администратором в разных питейных заведениях — в ресторане «Казбек», в «Розе ветров» (одновременно с Барсуковым-Кумариным, будущим лидером «Тамбовского» преступного сообщества), в ресторане гостиницы «Советская». Везде он делал неплохие по тем временам деньги. У Степаныча на стойке рядом с пивным краном всегда красовалась табличка «Дождитесь отстоя пены», вспоминают очевидцы. Табличка была заведена специально для проверяющих из ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Само собой, мало кто дожидался, пока пена (сдобренная стиральным порошком, чтобы лучше пенилось) осядет, и хватали кружки прямо так, с недоливом в 50–70 граммов.

Вроде мелочь, но в конце рабочего дня разница между проданным и оставшимся пивом могла доходить до 300 рублей за один день.

А с бармена какой спрос — он честно предупреждал, чтобы ждали отстоя пены, после чего мог долить до краев.

Немного осмотревшись в Ленинграде, Гавриленков вызвал к себе младшего брата и двух бывших учеников из секции бокса, в которой они с братом занимались, — Андрея Сергеева и Алексея Косова. Эта четверка и составила костяк будущей ОПГ. Сперва уроженцы Великих Лук подвизались в охране карточных шулеров.

В начале 80-х годов шулерское движение получило в Ленинграде невиданный размах. В каждом районе города круглосуточно работали подпольные игорные заведения — катраны. Располагались они в обычных квартирах, но деньги там проигрывались огромные. Иногда проигравшие пытались не оплачивать карточный долг, и к ним приходили крепкие ребята со спортивным прошлым.

Николай Гавриленков (Степаныч). 
 

Перестройка и развитие кооперативного движения в середине 80-х открыли для бывших спортсменов новые возможности. Гавриленков вызвал из Великих Лук еще несколько человек, а также привлек к делам спортсменов из Тамбова, которые организовались вокруг Владимира Барсукова/Кумарина — их Гавриленковы знали еще со времен совместной работы в ресторане «Роза ветров».

К 1989 году Великолукская ОПГ насчитывала около 200 человек и была самой мощной группировкой не только в городе, но и в Ленинградской области. А потом «тамбовцы» вступили в конфликт с «малышевскими» (историческая «разборка» в Девяткино) и почти в полном составе отправились за решетку.

Отморозки, их даже бандиты боялись

— Арест Кумарина и его людей тогда сильно ударил по коллективу, — вспоминает Юрий Н. — После той драки в Девяткино за нас взялось КГБ. Больше 40 человек арестовали, еще около 30 ударились в бега. Людей, чтобы барыг окучивать, не хватало. Некоторые точки тут же другие бригады подобрали, в основном «малышевские». Братья вскоре новых бойцов набрали, но основной силой в Питере мы уже не были. Степаныч Кумарину так и не простил тот залет, считал, что он всю нашу банду той разборкой подставил. Потому когда Кумарин откинулся в 1991-м и пришел к Степанычу на разговор, тот его обратно не взял. Лично я считаю, это была главная ошибка Степаныча. Он не только лишился уже проверенных бойцов (с Кумариным все его люди от нас ушли), но еще и по сути породил главного конкурента. С остальными у нас ровно было, а вот «тамбовцы» стали подминать под себя тех, кого раньше, будучи еще в нашем коллективе, окучивали.

По словам Юрия, именно на тот период приходится решение Гавриленкова-старшего уйти в легальный бизнес и полностью отойти от криминальных дел. Первым шагом на этом пути стала покупка Великолукского мясокомбината, который к тому времени переживал не лучшие времена. Для исправления ситуации в Великие Луки были направлены молодые менеджеры во главе с Дмитрием Михальченко. Будущий «бизнесмен Петербурга № 1» с задачей справился, правда, это произошло уже после того, как Великолукская ОПГ перестала существовать. 

Работал Степаныч и над своим имиджем в глазах общества. Женился на дочери адмирала ВМФ, которая стала его пропуском в мир элиты, и, надо сказать, там не затерялся.

Он был хорошо эрудирован, никогда не срывался на «феню» (воровской жаргон) или на «пацанский язык» (жаргон рэкетиров-спортсменов). Не сказать, что стал полностью своим, но и откровенным бандитом его уже не считали.

— В июне 1992 года в гостинице «Советская» была большая сходка, — рассказывает Юрий. — Кроме питерских коллективов присутствовали представители московских воров в законе. Тогда решался вопрос по контролю за импортом и экспортом. Степаныч сумел застолбить за собой Финляндию. Теперь все, что касалось сотрудничества с финнами, было под контролем Гавриленкова-старшего. Даже казанские и чеченские ОПГ, торговавшие лесом (первые) и цветным металлом (вторые), для того, чтобы с Финляндией работать, заносили нам долю. Финский нефтяной концерн «Несте.Ойл» первые заправки в России открывал под контролем Степаныча. Первые магазины финских товаров, в том числе и самый знаменитый в то время универмаг на проспекте Славы, появились только благодаря Степанычу. Он вел переговоры о покупке акций «Несте.Ойл» и вроде как даже был близок к тому, чтобы стать акционером, но его младший брат подвел. Виктор от криминальных схем уходить не хотел. Ну и в результате вляпался в конфликт с «тамбовскими».

Виктор и Николай Гавриленковы. 
 

Ожидался большой приток иностранных болельщиков и город требовалось наполнить качественными продуктами, прежде всего алкоголем. Именно в то время взошла звезда «водочного короля» Александра Сабадаша, заработавшего миллионы долларов на торговле поддельной водкой «Абсолют».

— В то время мэрия Петербурга получила от федеральных властей разрешение предоставлять льготы питерским фирмам, занимающимся импортом, — рассказал «Новой-Европа» бывший бригадир «Тамбовского» ОПС Сергей К. — Я не знаю, кто из наших контачил с властями (этими льготами распоряжался комитет по внешним связям, который тогда возглавлял, кстати, Владимир Путин), но наши бизнесмены получали такие льготы без проблем. За это, естественно, отстегивали часть прибыли. И вот в августе 93-го к нам прибегает подкрышуемый барыга и говорит, что его кинули почти на миллион баксов. Речь шла о партии испанского вина, которую заказала некая фирма, товар получила, а деньги не перевела. Стали выяснять, и оказалось, что та фирма — под «великолукскими».

Лидер «тамбовских» Кумарин-Барсуков назначил Степанычу встречу, которая прошла в ресторане «Колос» на канале Грибоедова. По словам Сергея, Гавриленков-старший сумел убедить, что он к мошенничеству с вином не имеет никакого отношения, и пообещал разобраться. Однако 1 сентября 1993 года бизнесмен, которого «кинули», был убит.

— Мы тогда кучу бабла ментам занесли, чтобы они качественно расследование провели, — вспоминает Сергей. — И те не подвели. По всему выходило, что ниточки все равно к «великолукским» ведут, но Сергеич (так «тамбовцы» называли Кумарина-Барсукова) не верил и говорил, что не мог Степаныч до такого опуститься. А 1 июня 1994 года попытались убить уже самого Сергеича. И ведь его же предупреждали! За три дня до покушения к Сергеичу попытался какой-то парень подойти, но того охранник, Володя Гольман, остановил. А этот парень просил 15 тысяч долларов — и обещал рассказать, кто и когда собирается убить Сергеича. Гольман ему не поверил и выставил. Но когда через три дня с крыши дома, где жил Кумарин, раздались выстрелы, закрыл Сергеича собственным телом. Сам погиб, а шефа спас.

Кумарину ампутировали руку, почти месяц он находился в коме. Как только состояние стабилизировалось, его отправили в частную клинику в Дюссельдорфе, а потом в другую клинику, в Швейцарии.

— Когда Степанычу доложили о покушении на Кумарина, он ходил мрачнее тучи, — вспоминает бывший член Великолукской ОПГ Юрий. — Мы тогда все на измене были (боялись): каждую минуту ответки от «тамбовских» ждали. А потом Степаныч собрался и полетел к Кумарину в Швейцарию. Как ему там удалось к нему прорваться, я не знаю. Но Кумарин после разговора со Степанычем приказал своим войну не развязывать. А потом из России уехали Сергеев с Косовым, которые еще в 80-х со Степанычем были. Тут-то и выяснилось, что всю историю с вином именно они провернули. И вроде как Гавриленков-младший был в курсе. Но кто именно организовал сперва убийство бизнесмена, а потом покушение на Кумарина, я сказать не берусь. Может, Косов с Сергеевым, может, пришлые ребята, которых все называли «Валерики» (Валерий Рунов и Валерий Гаврисенко), решили инициативу проявить, а может, и еще кто-то, но точно не Степаныч. То, что стрелял Гаврисенко, а Рунов его прикрывал, выяснилось довольно быстро. Но вот выполняли ли они заказ или сами все организовали, так и осталось непонятным. Я думаю, что все-таки сами.

Они были не просто боевики, а настоящие отморозки. Убивали настолько легко, что это даже нас, отнюдь не белых и пушистых, пугало.

В компании со святыми

По словам Юрия, Степаныч тогда до потери сознания избил младшего брата. Так что скорее всего Виктор был как минимум в курсе происходившего. Неизвестно, чем бы могла закончиться братская вражда, но примерно в то время Гавриленков-старший вдруг сильно озаботился о своей душе и жизни после. Он стал посещать различные обители, особо выделял Псково-Печерский монастырь и «Богом зданные» пещеры, где успокоение нашли многие святые старцы, а также дворяне, отличившиеся на службе государству. Там Степаныч выкупил три места для будущих могил матери, брата и своей. Позже настоятель монастыря отец Роман (в миру Роман Жеребцов) объяснял, что не знал, кто именно зарезервировал эти места в усыпальнице.

Пока Степаныч разъезжал по монастырям, «винное дело», которое стало камнем преткновения между «великолукскими» и «тамбовскими», получило неожиданное развитие. Косов и Сергеев обнаружились в Будапеште, куда и отправились «Валерики». 28 октября 1994 года оба бывших бригадира Великолукской ОПГ были найдены убитыми. Преступление так и осталось нераскрытым, а потому можно лишь догадываться, кто «заказал» «Валерикам» эти убийства.

Место убийства Николая Гавриленкова. 
 

— Мы тогда за всей этой бодягой внутри Великолукской ОПГ очень внимательно следили, — рассказал «Новой-Европа» бывший «тамбовец» Сергей. — По нашей информации, «Валерики» сумели выбить из Косова с Сергеевым украденные теми деньги с операции с вином. Но в коллектив (в банду) эти деньги так и не поступили. А потом стало известно, что поступил заказ на Валерия Гаврисенко, который, собственно, и стрелял в Сергеича. Кумарин, когда об этом узнал, лишь ухмыльнулся и опять запретил вмешиваться. Гаврисенко великолукские пытались ликвидировать дважды, но ему везло. А потом он решил, что если не решить проблему кардинально, то ему так и придется всю жизнь скрываться. 30 июня 1995 года на мотоцикле именно «Валерики» были, сыграли, так сказать, на опережение. И Степаныч был убит.

Похоронили Николая Гавриленкова в тех самых пещерах, где он годом ранее выкупил места. Эти похороны вызвали много возмущения среди верующих, настоятель был вынужден подать в отставку, но тело Степаныча так и осталось в пещерах. После гибели брата Виктор попытался его заменить и восстановить былую славу ОПГ.

Через пять месяцев, 3 декабря 1995 года, пуля нашла Валерия Гаврисенко: он был застрелен у ресторана «Невские мелодии» на Свердловской набережной.

Заказчик и исполнитель так и остались неизвестны, но мало кто сомневался, что это месть за Степаныча. Рунов после смерти напарника исчез. Ситуацию в ОПГ это не спасло.

— Степаныч был настоящим лидером, с хорошими организаторскими способностями и тем, что мы называем «чуйкой на неприятности», — рассказывает Юрий. — Недаром он еще в 92-м пытался в легальный бизнес уйти. Но случилось так, как получилось. Виктор хоть и духовитый, но не то. После смерти брата он так и не сумел пацанов в один кулак собрать. А 27 февраля 1996 года его подловили в ресторане «Невский палас». Двое киллеров в масках зашли с центрального хода и открыли ураганный огонь из «калашниковых». Оба охранника Виктор Гавриленкова, а также случайный посетитель (гражданин Великобритании, зашедший пообедать), были убиты, Виктор ранен, но выжил. После этого покушения Гавриленко-младший сдернул в Испанию и вернулся лишь после того, как арестовали Барсукова-Кумарина. Даже на похороны матери, умершей в 1997 году, не приехал. Что косвенно как бы подтверждает, что он все-таки имел отношение к покушению на лидера «тамбовских». Ну и что стрельба в «Невском паласе» — это ответка «тамбовцев», всем тоже было известно. Я так думаю, что Виктора не трогали, пока Степаныч был жив, — видимо, тогда в Швейцарии они с Кумариным о чем-то подобном договорилось. Ну а когда старшего брата не стало, младшему и «прилетело».

Виктор Гавриленков объявлен в международный розыск властями Испании, которые подозревают его в мошенничестве и легализации денег, добытых преступным путем (дело «Тройка»). По некоторым данным, он проживает в Подмосковье, больше «Новой газете Европа» выяснить не удалось. Подобная секретность не кажется излишней: за границу ему теперь нельзя, а Барсуков хоть и в тюрьме, но жив.

Ярослав Фокин
Распечатать  

Комментарии:

comments powered by Disqus
20.07.2024, 01:30 Опасный доцент
Все статьи